Лия прародительница двенадцати колен Израилевых

Лия прародительница двенадцати колен Израилевых

Лия — прародительница двенадцати колен Израилевых.

29-я глава книги Бытия рассказывает о двух дочерях Лавана Арамеянина: «Лаван имел двух дочерей; старшая звалась Лия, а младшая Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем». Сестры сильно отличались не только внешне, но и характерами. Лия была скромной, доброй и кроткой; Рахиль — жизнерадостной, самоуверенной и дерзкой. С детства осознавая внешнее превосходство младшей сестры, Лия не завидовала ей и горячо любила всех своих родных.

К моменту появления Иакова Лия уже давно была на выданье, но женихов она не привлекала. Иаков, прибывший к Лавану с целью найти себе жену, с первого взгляда влюбился в его младшую дочь Рахиль. Однако по существующему закону младшая дочь не могла выйти замуж раньше старшей. Безусловно, Лаван мог бы увеличить приданое за Лией и найти ей какого-нибудь мужа. Богатые невесты всегда ценились не меньше, чем красавицы.

Но Лаван поступил иначе: он не хотел какого-нибудь мужа для Лии. Любящему сердцу отца обе дочери казались красавицами. Его хитрый поступок говорит о том, что Лаван одинаково любил своих дочерей. Отец хотел, чтобы у старшей дочери тоже был достойный, надежный муж, отец ее будущих детей и его собственных внуков.

Согласно библейскому предписанию, деторождение, а не любовь между мужчиной и женщиной, — основная цель брака. Библия видит в детях благословение Божие (Быт 22:17; 32:13). Вот чем объясняется обман, который совершил Лаван, подменив в брачную ночь обещанную Иакову Рахиль.

Иаков пришел к тестю и воскликнул: «Что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня? Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других. Иаков так и сделал и окончил неделю этой. И [Лаван] дал Рахиль, дочь свою, ему в жену». Фактически Лаван почти одновременно, с разницей в неделю выдал замуж обеих своих дочерей.

Почему Лаван поставил Иакову условие: после женитьбы на Рахиль отработать за нее еще семь лет? Просто он не хотел расставаться с любимыми дочерьми, мечтая увидеть и понянчить внуков. Можно ли при этом считать Иакова пострадавшим? Все-таки он получил одновременно двух жен и двойное приданое за них! Кроме того, как рассказывает Библия, Иаков покинул тестя очень богатым человеком.

История двух жен Иакова — любимой Рахиль и нелюбимой Лии — была наполнена множеством драматических событий. Кроткая, романтичная Лия искренне полюбила своего мужа и мечтала заслужить любовь Иакова. Когда она родила первенца, сына Рувима, в ее сердце появилась большая надежда. Она сказала: «Господь призрел на мое бедствие; ибо теперь будет любить меня муж мой».

После рождения сына Симеона жаждущая любви Иакова Лия с отчаянием и надеждой произнесла: «Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего». В третий раз став матерью, родив сына Левия, наивная душа Лия восторжествовала: «Теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трех сынов». В ветхозаветные времена женщина-мать, родившая сыновей, пользовалась особым почитанием в обществе и уважением мужа.

Однако ее женская любящая душа жила напрасными надеждами: сыновья, рожденные Лией, для Иакова оказались менее важны, чем Рахиль. Лия смирилась с долей нелюбимой жены. «…Смирение предшествует славе», — сказал премудрый Соломон (Притчи 18:21).

В угасающей смиренной женской душе, не познавшей любви мужчины, стала рождаться новая душа — душа матери. Она росла и наполнялась духовной красотой. В смиренной Лии проснулась гордость. Всю свою невостребованную Иаковом любовь мать полностью, без остатка отдала детям. Как повествует Библия, она продолжила борьбу за свое счастье, за право быть матерью многочисленного потомства. Полная самоотдача материнству сделали Лию одной из четырех прародительниц еврейского народа.

После рождения четвертого сына Иуды гордая мать произнесла: «Теперь-то я восхвалю Господа!» В рождении и воспитании детей Лия обрела неиссякаемый источник силы, вдохновение и свое предназначение в жизни.

Особенно к матери был привязан ее первенец Рувим. Ему было только пять лет, когда он принес Лии мандрагоры. Рувим их не случайно нашел. Ребенок сильно переживал за мать из-за ее приниженного положения нелюбимой жены. Однажды Рувим подслушал разговор взрослых и узнал о редком для Месопотамии растении: мандрагоровых яблоках. По народному поверью это растение обладало чудесным свойством: приготовленный из него напиток возбуждал любовь и увеличивал способность к деторождению. Во время сбора урожая пшеницы, когда все взрослые были заняты, Рувим незаметно сбежал и направился на поиски мандрагоры. Ему хотелось сделать свою мать счастливой. И он нашел мандрагоры и принес их своей матери! В конечном счете эти чудодейственные плоды оказались у Рахиль.

Лия отдала их сестре в обмен на свидание с мужем. Но не ради еще одной попытки завоевать сердце Иакова, иначе она ни за что бы не отдала мандрагоровые яблоки своей сестре. Она сделала это только ради одного: чтобы иметь еще детей.

Через девять месяцев Лия родила пятого сына — Иссахара, через год шестого — Завулона. Тогда она сказала: «Бог дал мне прекрасный дар; теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов». Лия очень нуждалась в статусе главной жены. Ей было необходимо, чтобы Иаков жил в ее шатре вместе с сыновьями, чтобы своим вниманием он укреплял ее авторитет как матери в глазах подрастающих детей. Кроме того мальчики нуждались в более близком общении с отцом. С ним они должны были делиться своими детскими мечтами, от него должны были получать наставления и поучения. Это смогло бы в будущем уберечь сыновей Иакова от неправильных поступков. Однако ложе Иакова по-прежнему оставалось в шатре Рахиль. Его любовь к женщине была сильнее, чем любовь к детям.

После рождения у Лии дочери Дины наконец-то забеременела и родила долгожданного сына Иосифа и Рахиль. И сказала она: «снял Бог позор мой».

В скором времени Иаков решил уйти от Лавана и вернуться в родные земли. Он ушел тайно, никого не известив об этом. Лаван, который мечтал, чтобы дочери и внуки всегда оставались с ним, бросился в погоню. Отец был потрясен и не мог поверить, что дочери могли покинуть его, не попрощавшись. Догнав Иакова, он сказал ему с болью: «Для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих как пленниц?», «ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих» (Быт 31:26, 28). Тем не менее, Лаван благословил и отпустил своих любимых детей, взяв с Иакова клятву: «Если ты будешь худо поступать с дочерями моими, или если возьмешь жен сверх дочерей моих, то… смотри, Бог свидетель между мною и между тобою» (Быт 31:26).

По дороге в Ханаан у беременной во второй раз Рахиль начались схватки, но что-то пошло не так… Роды были очень тяжелыми. Любимая жена Иакова умерла сразу после рождения второго сына. Рахиль безумно хотелось жить. Перед смертью она отчаянно кричала и плакала. «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер 31:15). Умирая, Рахиль успела дать новорожденному младенцу имя: Бенони — «сын моей печали». Иаков изменил это имя на Вениамин.

После смерти Рахиль Лия стала нежной матерью для младенца Вениамина и маленького Иосифа. Своей преданной любовью и неустанной заботой она объединила всех детей Иакова, стала для них не только мудрой матерью, но и наставником и близким другом. Именно с ней сыновья Иакова делили все свои радости и печали, тревоги, надежды и мечты.

К сожалению, сам Иаков перенес свою любовь к Рахиль на Иосифа. Его он выделял среди сыновей особым вниманием и дорогими подарками. «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его, — и сделал ему разноцветную одежду» (Быт 37:3). Конечно, остальным сыновьям Иакова это было обидно: ведь они тоже нуждались в отцовской любви. Собственно, некрасивый поступок, который совершили братья с Иосифом, продав его мадиамским торговцам, спровоцировал сам Иаков.

Рувим, первенец Лии, всегда стоял на страже интересов своей матери. По еврейскому преданию, сохраненному Раши, после смерти Рахиль Иаков перенес свое ложе в шатер ее служанки Валлы. Рувим не мог вынести очередного унижения своей матери. Он взял и сам перенес ложе отца в шатер Лии. Несмотря ни на что отец очень ценил своего старшего сына. В своем благословении сыновьям Иаков говорит: «Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества» (Быт 49:3). Не забудем, что именно Рувим спас жизнь Иосифу Прекрасному, когда братья собирались его убить.

Мать Лия до конца своей жизни любила одинаково всех детей Иакова и жила их интересами. Несмотря на слабое зрение своим любящим материнским сердцем она сумела помочь каждому из сыновей Иакова найти свой жизненный путь. Перед смертью патриарх завещал своим сыновьям похоронить его рядом с Лией в пещере Махпела: «там похоронили Авраама и Сарру, жену его, там похоронили Исаака и Ревекку, жену его, и там похоронил я Лию» (Быт 49:31).

Лия родила шесть сыновей и одну дочь. Вместе с усыновленными она вырастила и воспитала двенадцать сыновей Иакова, ставших родоначальниками двенадцати колен Израилевых: Рувима, Симеона, Левита, Иуду, Иссахара, Завулона, Дана, Неффалима, Гада, Асира, Иосифа и Вениамина.

От Лииного сына Иуды произошло колено Иудино, из которого вышел царский род Иессея и Давида, правившего в Израиле. К этому же роду принадлежал и Иисус Христос (Лк 3:23, 31–33). От другого Лииного сына Левия пошел род священников Израилевых. Не внешняя красота Рахиль и страстная любовь к ней мужа, а внутренний свет, величие души, несокрушимая вера и преданная материнская любовь Лии сделали Иакова патриархом еврейского народа.

 

Источник: proza.ru

Поделитесь этой записью с друзьями

Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в skype
Поделиться в whatsapp